В Неделю о блудном сыне Управляющий епархией совершил Божественную Литургию в Иоанно-Богословском храме в г. Черногорске

28 февраля 2016 года, в Неделю о блудном сыне, Преосвященный Ионафан, архиепископ Абаканский и Хакасский, совершил Божественную Литургию в Иоанно-Богословском храме в г. Черногорске.

Владыке сослужили благочинный Черногорского округа и настоятель храма протоиерей Иоанн Будзар, протоиереи Димитрий Ляпустин, Наум Аргудаев и священник Павел Кузьмин.

Диаконский чин составили протодиакон Андрей Ермаков, диаконы Евгений Мотькин и Роман Клепченко.

Литургические песнопения исполнила группа архиерейского хора под управлением регента Марии Ермаковой.

Проповедь по запричастном стихе произнес отец Димитрий.

По отпусте Литургии архипастырь проповедовал:

«Сегодня, дорогие братья и сестры, второе подготовительное к Посту воскресенье — Неделя притчи о блудном сыне, и в прочитанном за Божественной Литургией Евангелии мы слышали эту притчу.

Господь рассказал ее вместе с другими двумя притчами, и смысл этих трех притч можно передать словами: «Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее».

Итак, эта притча:

«У некоторого человека было два сына. И сказал младший из них отцу: отче! дай мне cледующую мне часть имения».

Какой беззаконный и вероломный поступок! Сын требует у живого отца наследство, как будто тот уже умер! Что это, как не тягчайшее оскорбление, как не крайнее презрение, как не отвержение отеческой любви? Все это для младшего сына не имеет никакого значения перед словом «Я». «Дай – мне! следующую – мне! Дай – мне, что положено»!

Кто здесь подразумевается под отцом? Это наш Отец Небесный – Превечный Бог, Творец мира и человека.

А кто подразумевается под сыном? Это человек. Так произошло с Адамом и со всем человеческим родом, когда благодеяния Божии стали восприниматься не как дар, но как нечто самоценное. Люди увидели ценность не в Божией любви, но в себе, а дар Божий захотели присвоить себе и употребить для себя. Так была нарушена Божия заповедь – запретное древо было «приятно для глаз и вожделенно»: «Я хочу, чтобы – мне! было приятно, я хочу чтобы исполнилось – мое! вожделение и – моя! воля».

Так были попраны все бесчисленные дары Божией любви, данные нам для нашей пользы, блаженства и для жизни вечной вместе с Богом. Человек не захотел жить вместе с Богом, точно так же, как этот сын из притчи – «дай мне следующую мне часть имения».

Как же поступает отец? Иной отец, наверное выгнал бы такого сына от себя с гневом и негодованием, а, может быть, и употребил бы отеческую руку для наказания: «Как ты можешь при живом отце требовать наследства»?

Но Отец наш Небесный поступает не так. Он никогда не неволит человека и не спасает силой, Что Он делает? «И отец разделил им имение». Разделил имущество между братьями, несмотря на обиду, нанесенную младшим сыном, и оставил его жить по своей воле.

«По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно».

Оказывается, сын потребовал часть имущества вовсе не для того, чтобы жить на земле и мирно трудиться, а для того, чтобы предаться сомнительным удовольствиям.

«И он собирает все и уходит в дальнюю страну». Так бывает и с человеком: когда он отстраняется от Бога, то уходит далеко от Него. И все человечество, и каждый из нас далеко ушли от Бога, потому что мы происходим от наших прародителей, которые нарушили волю Божию и ушли от Бога в дальнюю страну, в мир сей, в котором и мы с вами пребываем.

И что с нами происходит? Вот эти неисчислимые дары Божии — и воздух, и солнце, и земля, и все что мы имеем и все наши силы и способности — все это употребляется не на благо, а на ложные радости и удовольствия, которые далеки от подлинной радости.

«И там он расточил имение свое, живя распутно». Наверное, появились поначалу у него друзья, наверное, он жил роскошно и пиршествовал, но все это быстро ушло, когда закончилось отеческое богатство. И он стал бедствовать и страдать.

«Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться». Под голодом телесным в притче мы можем увидеть голод духовный, ведь сказано, что «не хлебом единым будет жив человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих». И человечество, и каждый из нас нуждается, страдает и ищет этого нетленного богатства – слова Божия. Без него человек не находит удовлетворения ни в каких радостях этого мира, ни в каких удовольствиях и ни в каких развлечениях, какие бы новые и новые возможности для этого не изобретались. Многие погружаются в них – через планшеты, телефоны, Интернет — и просто перестают жить подлинной жизнью, живут же жизнью выдуманной, виртуальной.

Когда мы находимся вне благодати Божией — источника для нас радости и жизни и света, то тогда мы впадаем в нужду, причем до крайней степени! И дальше описывается, как именно: «и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней». Что называется – от чего ушел, к тому и пришел. Ушел от отца, чтобы не пасти скот, и не трудиться на земле, а роскошествовать. Пришел в страну, где во время голода был вынужден наняться пасти свиней, животных по Моисееву закону нечистых, то есть пал до крайности! И еще дальше – «и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему». Рожки – это части растений грубые, для пищи людей непригодные, но он настолько голодал, что хотел напитаться ими – но и их никто не давал ему.

Духовный голод, страдания, жестокая нужда – вот что бывает с душой, ушедшей от Бога и Его благодати на страну далече.

А дальше начинается отрезвление этого неразумного сына и его возвращение к отцу. Сначала он приходит в себя, к нему возвращается его собственный разум.

Пришел в себя – прошло духовное ослепление, неправильное мудрствование, неспособность увидеть реальность, когда он не видел и не чувствовал отеческой любви, но стремился лишь только к сомнительным радостям и удовольствиям, и это стремление привело к помрачению ума. Так бывает и с человеком, ушедшим от Бога, когда помрачается ум и все чувства и вся жизнь. Но нам важно прийти в себя, важно эти фантазмы и ложные восприятия отторгнуть от себя.

Обратим внимание – поначалу младший сын приходит в себя путем логических заключений. Он говорит себе: «сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода». «Я – любимый сын отца, хоть и недостойный — умираю здесь – а там наемники питаются, и даже избыточествуют»!

И наконец созревает в нем решение: «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих».

И действительно, мудрое решение – чем умирать в далекой стране от голода, лучше пойти к отцу и наняться в работники.

Но здесь мы видим не только логические рассуждения, но и сердечное раскаяние. Сын признает свой грех, и не только против отца, но и против Божьей воли — «я согрешил против неба и пред тобою». Вот чего достиг сын – он осознал свой грех — через голод, через лишения, через нужду, но осознал.

Это были не только рассуждения. Он действительно, и это очень важно для нас как пример, – «встал и пошел к отцу своему».

И что же произошло? «И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его».

Оказывается, отец не таил в себе ни обиды, ни неприязни, ни вражды! Бог есть любящий Отец, и Он ждет возвращения грешника. И действительно, разве отец не сжалится над своим чадом? И отец из притчи побежал вперед, несмотря на свой возраст – побежал к своему сыну и обнял его и принял не как наемника, а как любимого сына.

Сын произносит заранее заготовленные слова, но отец не слушает его, но повелевает: «Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

Когда человек возвращается к Богу, то ему возвращается его первоначальное достоинство. Ему дается лучшая одежда – риза Крещения, дается ему перстень – обручение будущего Царства, дается обувь – готовность благовестия. И более того — устраивается пир, под которым имеется в виду Трапеза вечной будущей жизни. И уже здесь, на земле, мы имеем возможность предвкушать этот Пир, причащаясь на Божественной Литургии Пречистых Таин Христовых, ведь жертвенный телец из притчи есть Сам Господь Иисус Христос, Который взошел на Крест и соделался Жертвой за грехи всего мира.

А далее, дорогие братья и сестры, следует вторая часть притчи, тоже весьма поучительная для нас, которая ту же самую мысль передает, что и слышанная нами в прошлое воскресенье притча о мытаре и фарисее – не нужно смотреть на грехи других, не нужно осуждать других, но нужно прежде всего смотреть на свои грехи.

«Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка».

Не сумел старший сын войти в радость своего отца – не захотел войти в дом, потому что увидел здесь несправедливость. На самом же деле отец любит равно и старшего и младшего, о чем свидельствуют следующие его слова: «Сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

О чем же говорит вторая часть притчи?

О том, что, когда мы видим других людей, которых Бог прощает, милует, принимает, одаривает Своими дарами, то не нужно осуждать их грехи – этих грехов уже более нет, они уже прощены Богом. Тем более не надо завидовать этим людям или считать, что Бог к нам несправедлив. Их спасение — причина для нашей радости! Поэтому в течение Великого поста будем думать о прощении наших грехов – Господь и нас примет, если мы будем каяться.

Итак, дорогие братья и сестры, какие мы почерпываем уроки для себя из этой притчи?

Первое. Нет греха, который бы мог превозмочь бездну любви и милосердия Божия.

Второе. Необходимым условием прощения греха является наше раскаяние.

Третье. Нам не нужно медлить с покаянием, а смело возвращаться к Отцу – Он нас ждет.

Четвертое. Когда погибшая было душа человека возвращается к Богу, то это есть причина великой радости Отца Небесного, святых ангелов и нас с вами. Поэтому нужно радоваться о том, что Бог принимает кающихся людей, а не осуждать их.

А для того, чтобы напомнить нам о Небесном Отечестве, в храмах Божиих, начиная с сегодняшнего воскресенья, воспевается псалом 136-й «На реках Вавилонских», который пели древние иудеи в Вавилонском плену, тоскуя о потерянном Иерусалиме.

Таким же образом давайте и мы не будем излишне привязаны к сему миру, но будем помнить о горнем Иерусалиме, о Небесном Отечестве, и с помощью Святой Христовой Церкви попытаемся встать, пойти и возвратиться к Отцу нашему Небесному, аминь».

Информационный отдел Абаканской епархии