ГЛАВНАЯ Исторические сведения Епархия сегодня Слово Первосвятителя Правящий архиерей Расписание архиерейских служений Духовенство Храмы Архив новостей

Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в Неделю 2-ю по Пятидесятнице после Литургии в Храме Христа Спасителя в Москве


18 июня 2017 года, в Неделю 2-ю по Пятидесятнице, Всех святых, в земле Русской просиявших, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя в Москве. По окончании богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!


Сегодня Церковь наша прославляет всех святых, в земле Русской просиявших, но наипаче мы прославляем всех новомучеников и исповедников Церкви нашей, памятуя о событиях 100-летней давности.


В сонме русских святых были люди разного социального положения, разных умственных способностей, разной степени материального благополучия. Это были и цари, и князья, и вельможи, и полководцы, и простые люди; монахи, священнослужители, епископы, и даже изгои тогдашнего общества — юродивые. Что же соединяет этих столь разных людей — царя и юродивого, патриарха и послушника в монастыре, человека просвещенного, знатного и простолюдина? Соединяет одно — все святые имели чистое сердце, потому что только чистые сердцем Бога узрят (Мф. 5:8), как сказал Сам Господь. Ведь какой же это святой, если он с Богом в жизни не соприкоснулся, если не увидел Бога в своей душе, в своей жизни, в окружающем мире, в истории своего народа?


В связи с этим люди нередко спрашивают, в том числе священнослужителей: «А что такое сердце?» В самом деле, речь ведь идет не об органе человеческого тела, перекачивающем кровь по сосудам, — это лишь символ того, что есть сердце в библейском, евангельском смысле слова. Но между сердцем физическим и сердцем, о котором говорит слово Божие, есть тесная связь. Если останавливается сердце физическое, то организм умирает, а если останавливается сердце духовное, то человек погибает для жизни и в этом мире, и в вечности.


Нередко под сердцем в духовном смысле понимают совокупность человеческих чувств, и это правильно. Чувства, которыми Господь нас наделил, многое отображают: любовь и ненависть, милосердие и жестокость, правду и ложь, — этот перечень противоположностей можно продолжать. Но если в понимании того, что есть сердце в библейском смысле слова, мы ограничимся областью человеческих чувств и эмоций, то впадем в опасную ошибку.


Что же собой представляет таинственное сердце, которым человек может узреть Бога? Об этом учит преподобный Макарий Великий, египетский подвижник IV века, создатель знаменитого монастыря в Нитрийской пустыни. Кстати, сегодня вместе с нами молились настоятели египетских монастырей, прибывшие в паломничество на русскую землю, — один из них является настоятелем той самой обители святого Макария Великого. Так вот, Макарий Великий сказал, может быть, ключевые слова, помогающие нам понять, что такое сердце в библейском смысле этого слова. Он сказал, что нужно положить многие труды и бдение, чтобы чистыми стали наша совесть и наше сердце.


Преподобный Макарий связывает понятие сердца с той областью человеческих чувств, которая именуется совестью, то есть нравственной природой человека, — той самой природой, Богом зданной, о которой мы сегодня слышали удивительные слова из Послания апостола Павла к Римлянам (Рим. 2:10-16). Апостол говорит, что язычники, не знающие закона, Божественных заповедей, естеством, то есть по природе своей, законное творят. Как же так? Не зная закона, не зная заповедей, не зная того, что хорошо и что плохо, идолопоклонники могли по природе творить доброе? Апостол разъясняет: «Они обличаемы своей совестью и своими мыслями, то обвиняющими, то оправдывающими одна другую». Другими словами, нравственная природа человека не зависит ни от чего, в том числе религиозности: можно быть верующим или неверующим, христианином или язычником, а нравственное чувство, нравственная природа присутствует и опознается человеком в голосе совести.


Так вот, все святые были чистые сердцем — тем самым духовным сердцем. Они имели чистую нравственную природу, нравственное естество. И не потому что творили одни только добрые дела, но потому что боролись с тем, что разрушает нравственную природу, боролись с грехом и сделались чистые сердцем и, по слову преподобного Макария Великого, также и совестью.


А теперь нам следует перенестись из далеких времен — евангельских, святоотеческих — в нашу реальность. Очень часто, слыша слова Евангелия «чистые сердцем Бога узрят», мы до конца не понимаем, о чем идет речь. Мы не понимаем, что человек, разрушающий свою нравственную природу, поступающий против Богом зданной реальности, вложенной Творцом в его существо, выступает не против некоего писанного закона, но против Бога и против самого себя. Потому что другой природы Бог человеку не дал — Он дал ему только одну природу, с врожденным нравственным чувством, с совестью, с тем, что мы называем «сердцем». И когда мы грехом разрушаем эту природу, мы разрушаем самих себя, а если говорить глобально, разрушаем человеческую цивилизацию, подрываем жизненные силы человечества, обрекаем его на гибель.


Как известно, те, кто совершает военные преступления, не прощаются даже по истечении многих лет. Они не прощаются никогда, потому что нанесли человечеству непоправимый ущерб. Но насколько страшнее может быть скрытый, но реальный ущерб, который подрывает жизненные силы человеческого рода, который разрушает личность, а значит, и общество, который загоняет человеческую историю в тупик, ставит на краю пропасти, куда уже нельзя не сорваться! Разрушение человеческого сердца означает смерть. И разрушение сердца, о котором говорил Господь, нравственной природы человека — тоже смерть, смерть духовная, которая влечет за собой смерть физическую.


Святые угодники Церкви нашей, особенно новомученики и исповедники века XX, утверждали непререкаемость Божественной закономерности: разрушается человеческое сердце — наступает духовная смерть. Для того чтобы утверждать эту истину, им нужно было многое совершать в своей жизни. Преподобный Макарий говорит о бдениях и подвигах, и многие из них и бдения, и подвиги совершали денно и нощно. У кого-то в силу положения такой возможности не было, но они напрягали свои силы, может быть, не меньше, чем монах, совершающий бдение и молитвенный подвиг. Они сохранили в чистоте свои сердца, они стали светочами, путеводными звездами на нашем историческом пути.


Кто-то сегодня говорит, что греха в принципе не существует, а есть лишь свобода проявления человеком его желаний и ничто, кроме закона, не может ее ограничить.Таким людям мы отвечаем: «Если вы отрицаете присутствие греха, то вы точно идете в погибель. А если ваши голоса громко слышны, если вы можете проповедовать эти смертоносные идеи через так называемое современное искусство, через свободу выражения в Интернете, то вы ничем не лучше тех, кто подталкивает людей к физическому самоубийству, потому что разрушение сердца, разрушение нравственной природы человека есть духовная смерть». И мы сегодня особенно молимся нашим святым, в земле Русской просиявшим, нашим новомученикам и исповедникам, чтобы они молитвами своими пред Господом восполнили наши слабые молитвы, чтобы силой Божественной Господь вразумил народ наш, особенно молодежь, которая попадает в эти страшные расставленные капканы, могущие не только руки и ноги переломать, но и саму жизнь уничтожить. Мы молимся нашим святым, чтобы Господь по их молитвам приклонил милость Свою к роду человеческому и дал людям возможность иметь жизнь и, как сказано в Его слове, жизнь с избытком (Ин. 10:10). Аминь.


Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси